Вверх
ЮСТ  /  Пресс-центр  /  Аналитика

Интеллектуальная собственность в России: самые актуальные проблемы

26.11.2013

Источник публикации – сайт журнала «Legal Insight».

Татьяна Дёмина, помощник юриста Юридической фирмы «ЮСТ»

На прошедшей 30 октября конференции газеты The Moscow Times обсуждались последние изменения правового регулирования интеллектуальной собственности в России, которых в 2013 году было немало, а также перспективы дальнейшего развития практики. Несмотря на отсутствие главы недавно созданного Суда по интеллектуальным правам Людмилы Новоселовой, на мероприятии все же было кого послушать и на что посмотреть.

Задал темп дискуссии модератор пленарной сессии, представитель Национальной федерации музыкальной индустрии Павел Катков, обратив внимание участников на результаты анализа предлагаемых изменений к принятому летом этого года «антипиратскому» закону (Федеральный закон № 187-ФЗ). Воодушевлённый концепцией самого нормативного акта, он рекомендовал, прежде всего, расширить действие указанного закона на все объекты авторских и смежных прав и любые телекоммуникационные сети (в настоящее время закон распространяется только на размещаемые в Интернете фильмы). Однако умалчивать о ряде шероховатостей действующей редакции он не стал. Например, с его точки зрения, есть потребность надлежащим образом обозначить субъектный состав регулируемых законом отношений, предусмотреть возможность контруведомления для сайтов, в отношении которых было направлено уведомление в Роскомнадзор, ограничить ответственность посредников, но в то же время закрепить ответственность сайтов, которые предоставляют неограниченному кругу лиц возможность размещения информации. Также он предложил обсудить необходимость введения специального состава в КоАП РФ за нарушение авторских и смежных прав в сети Интернет и ввести ответственность за ложные уведомления и контруведомления.

Но, пожалуй, одним из самых резонансных стало выступление общественного советника Федеральной антимонопольной службы РФ Анатолия Семёнова о целесообразности, более того – необходимости легализации параллельного импорта в России. По его словам, параллельный импорт – это объективная реакция экономики на три вида дискриминации: ценовую, качественную и ассортиментную. России, как «крайне импортнозависимой стране», не выгодно придерживаться концепции национальной доктрины исчерпания прав, согласно которой легальным товаром является только тот товар, что ввезен в страну с разрешения правообладателя. Сегодня из-за фактической переплаты официальным поставщикам импортируемой продукции, намеренно завышающим цены, Россия теряет значительные деньги. В свою очередь, например, в Японии товар признается легальным, если товарный знак размещен на нем самим правообладателем, одно и то же лицо является правообладателем в стране ввоза и вывоза и ввозимый товар не отличается по качеству от товара, реализуемого самим правообладателем. Более того, в Японии, как и в Швейцарии, препятствование параллельному импорту квалифицируется как акт недобросовестной конкуренции. Согласно позиции Верховного суда США правообладатель исчерпывает свои права на товар после первой его продажи, поэтому разрешение правообладателя на ввоз товара куда-либо не требуется. Европейский Союз придерживается региональной концепции исчерпания прав правообладателя: продав свой товар на территории Европейского Союза, правообладатель не может препятствовать его дальнейшему передвижению на территории других стран-участниц. Анатолий Семёнов убеждён, что легализация параллельного импорта не только отвечает интересам России, но и находится в полной гармонии с развитой современной правотворческой и правоприменительной практикой. При этом признание легальности параллельного импорта – часть международных обязательств Российской Федерации, которые она приняла на себя, подписав в частности Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между РФ и ЕС 1994 г.

Выступавший после него региональный менеджер по защите бренда NIVEA и бизнеса «Байерсдорф в Восточной Европе и странах СНГ» Даниель Федоров, наоборот, был полон скепсиса, исходя из нерадужных для правообладателей перспектив открытия нового «шелкового пути» из Азии в Европу. Поэтому, по его мнению, следует прежде беспокоиться о потоке контрафакта, нежели о параллельном импорте качественной продукции.

Не обошлось и без позитивной статистики: например, юрист корпорации Microsoft Алексей Страх отметил снижение уровня пиратства в данной сфере на 24% за последние 6 лет, несмотря на падение активности правоохранительных органов по выявлению таких преступлений. Столь же положительный отклик вызвал подготовленный Виталием Кастальским из Центра интеллектуальной собственности «Сколково» обзор самых значимых судебных решений, принятых ВАС РФ по вопросам интеллектуальной собственности за 2012-2013 годы. К примеру, было упомянуто Постановление ВАС РФ № 16449/12 от 02.04.2013, в котором была закреплена возможность судов уменьшать сумму компенсации в соответствии с пп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ. Отметим, что в числе прочих обсуждаемых тем стали доктрина неиспользования товарного знака, патентные исследования, правовая природа предоставления программного обеспечения как услуги (“software as a service”) и управление интеллектуальной собственностью в крупных компаниях.

Можно с уверенностью сказать, что на конференции были затронуты самые актуальные проблемы правоприменительной практики. Некоторые из них, возможно, будут разрешены в самое ближайшее время, а другие еще долго будут оставаться на повестке дня для обсуждения профессиональным юридическим сообществом.


Назад к списку