Вверх
ЮСТ  /  Пресс-центр  /  Аналитика

О злоупотреблениях должников при банкротстве и способах борьбы с ними

08.10.2012

Пробелы российского законодательства о банкротстве оставляют кредиторов незащищенными от недобросовестных должников, выводящих активы перед банкротством. Даже после начала процедуры деньги уплывают в карманы аффилированных кредиторов, а суды занимают самую простую позицию, которая формально соответствует букве закона, хотя и противоречит самой его сути. Об этих и других злоупотреблениях, распространенных при банкротстве в России, а также о способах борьбы с ними рассказал в интервью агентству "Прайм" партнер Юридической фирмы "ЮСТ", адвокат, к.ю.н. Артем Кукин. С ним беседовала Елена Малышева.

Вопрос: Последнее время в РФ происходит очень много банкротств крупных компаний, с чем это может быть связано? Только ли с экономической ситуацией или есть и другие причины?

Ответ: В основе, конечно же, лежит экономика. Компании не справляются с долговым бременем, из-за конкуренции вынуждены предлагать свои товары, работы и услуги по более низким ценам, не всегда успевают вовремя погасить тот или иной кредит. Сказываются и ошибки менеджмента, недальновидная политика руководства. В целом, набор причин банкротств сейчас вполне стандартный, помноженный на некоторую общую нестабильность в послекризисный период.

Вопрос: В частности, последнее время банкротятся туроператоры, а у этого есть свои особенные причины?

Ответ: Причины участившихся в последнее время банкротств туроператоров связаны, прежде всего, со спецификой их деятельности. Туроператорам ведь приходится на сезон вперед выкупать места на авиарейсах и номера в гостиницах. За промежуток времени между этой покупкой и продажей конечному потребителю меняется и конъюнктура рынка, и предпочтения части населения, и его финансовые возможности. Многие банкротства туроператоров случились после кризиса 2008 года, когда часть населения, потеряв в благосостоянии, была вынуждена отказаться от заграничных вояжей (а туризм у нас в основном ориентирован на иностранный рынок) либо выбрать более дешевые варианты взамен привычных более–менее фешенебельных курортов. Плюс к этому высокая конкуренция. Приобретенные заранее туроператором билеты и номера необходимо реализовывать, чтобы выручить хоть что-то. Если делать это по высокой цене, то туристы банально уйдут к конкурентам, и можно вовсе не получить денег за продукт, который уже оплачен. Демпинг цен на рынке вносит свою существенную лепту в создание риска банкротства той или иной компании.

Вопрос: Какие злоупотребления чаще всего совершают должники в рамках банкротства? Какие пробелы есть в законодательстве, которые этому способствуют?

Ответ: Одним из наиболее распространенных нарушений является выведение активов "предчувствующим" свое скорое банкротство должником с целью недопущения продажи этого имущества с торгов и последующего удовлетворения требований кредиторов.

Еще одна проблема заключается в том, что действующее законодательство не содержит особенностей правового регулирования для лиц, входящих в одну группу лиц с должником, в отношении включения своих требований в реестр требований к нему и получения большинства голосов в указанном реестре.

При этом такие требования могут являться искусственно созданными: к примеру, образовываться путем заключения должником, предчувствующим свое скорое банкротство, договоров займа со своим аффилированным лицом, заведомое невозвращение заемных средств по которым откроет такому аффилированному лицу дорогу в реестр.

Аффилированные кредиторы, оказавшись в большинстве, могут, к примеру, заключить мировое соглашение, условия которого будут максимально щадящими для должника. Или наоборот, ходатайствовать перед судом об открытии конкурсного производства, несмотря на положительное заключение арбитражного управляющего о возможности восстановления платежеспособности должника.

Сейчас суды занимают консервативную и наиболее простую для себя позицию. Когда относительно включения аффилированного кредитора в реестр возражают иные кредиторы, чьи права этим нарушаются, суд говорит, что законом включение такого кредитора в реестр не запрещено, поэтому отказать ему Фемида не в состоянии. Нонсенс? Конечно, нонсенс, но судьи разводят руками, им не на что опереться, а смотреть не только на букву, но в саму суть закона не у всякого хватит решимости. И это упрек скорее не в адрес суда, а в адрес законодательства о банкротстве.

В связи с этим думается, что назрело изменение в законодательство, согласно которому требования аффилированных с должником кредиторов должны проходить дополнительную проверку их обоснованности.

Следующее злоупотребление: уход должника в "глухую оборону" (разумеется, неправомерную), который выражается в полном игнорировании банкротного процесса. Должник не ходит в судебные заседания, не обращает внимание на временного управляющего, не исполняет требования последнего о предоставлении копий документов (они нужны для анализа финансового состояния должника), не исполняет определения суда об истребовании этих документов.

А привлечь за это руководство должника хотя бы к административной ответственности очень трудно. По одному из дел мы второй год пытаемся достичь справедливости, добились отмены судом кассационной инстанции актов нижестоящих судов, дело сейчас на втором круге и, судя по всему, далеко от своего завершения.

Вопрос: А если кредитор не успел ничего предпринять и ему остается "пустая" фирма, что делать? Есть ли возможность взыскать долг? Каким образом?

Ответ: Нужно искать возможность получить свои деньги у поручителей, авалистов по векселям, если таковые были. Вплоть до их банкротства, благо закон и правоприменительная практика позволяют нам это делать. Кроме того, нужно использовать арсенал исков о признании сделок, направленных на признание недействительными сделок, которые мы обсуждаем.

И хотя установленный главой III.1 Закона о банкротстве порядок оспаривания сделок должника не всегда позволяет защитить нарушенные сделками, направленными на вывод активов, права кредиторов, в некоторых случаях основанная на данных нормах позиция приносит успех, и деньги возвращаются туда, где им место – в конкурсную массу.

Вопрос: Возможен ли сговор между должником и арбитражным управляющим? Всегда ли выбирают того кандидата, которого указывают кредиторы? Как проходит эта процедура? Что делать, если управляющий, по мнению кредитора/должника, не справляется со своими обязанностями?

Ответ: Сговор такой, конечно, возможен, но возможность этого обусловлена разве что инициативой указанных субъектов, а никак не действующим порядком утверждения арбитражного управляющего, в котором должник может принять лишь совещательное, но не голосующее участие (за исключением, правда, случая, когда речь идет о подаче заявления о своем банкротстве со стороны самого должника).

Если управляющий не справляется со своими обязанностями, нужно, прежде всего, разобраться, что тому причиной. Если управляющий является "ставленником" недобросовестных кредиторов, нужно пробовать его отстранить. Но здесь важно помнить, что ходатайство об отстранении управляющего должно быть максимально аргументировано и содержать ссылки на нормы законодательства, а также конкретные факты допущенных нарушений.

Если же управляющий не справляется по каким-то иным причинам, можно попробовать посодействовать ему: предоставить имеющиеся материалы дела, заранее представлять свою позицию по тем или иным процессуальным вопросам. Возможно, стоит посоветовать ему хороших специалистов в области права или экономики, которых он вправе привлечь себе в помощь. Если "арбитражник" не ангажирован в данном проекте, с ним можно и нужно работать.

Вопрос: Насколько эффективны саморегулируемые организации арбитражных управляющих? Надо ли что-то менять в их работе, законодательстве, которое регулирует их деятельность?

Ответ: Когда десять лет назад был принят действующий закон о банкротстве, СРО были одной из его новелл. Данные организации были призваны заменить не особенно эффективную систему государственного лицензирования деятельности арбитражных управляющих.

Отметим, что некоторые вопросы деятельности арбитражных управляющих в нашем законе урегулированы иначе, чем в большинстве зарубежных государств. Хорошо это или плохо – другой вопрос. Например, на Западе обязательное членство в СРО не является допуском к профессии, как у нас. И до сих пор раздаются голоса, которые предлагают такое условие деятельности управляющих отменить. Но важно понимать, что такая мера, хотя бы в качестве временной, себя до поры до времени оправдывает – она помогает цивилизовать этот сегмент рынка профессиональных услуг.

Ряд проблем, связанных с неопределенностью правового статуса указанных организаций, был разрешен с принятием специального закона о СРО, который определил соответствующее понятие, предмет саморегулирования, правила при конфликте интересов и иные ключевые вопросы.



Назад к списку