Вверх
ЮСТ  /  Пресс-центр  /  Аналитика

Ю.С. Пилипенко: "Все жесткое ломается, все гибкое гнется"

11.04.2013
Ю.С. Пилипенко: "Все жесткое ломается, все гибкое гнется"


В прошлом году многие юридические фирмы отмечали свое двадцатилетие. Таким образом, 1992 г. можно смело считать периодом зарождения российского юридического бизнеса. За двадцать лет внешний облик юридического консультанта изменился до неузнаваемости (по словам Ю. Пилипенко, «от солдатской шинели до смокинга»). А насколько изменился юридический бизнес, какие события стали переломными в его развитии и можно ли сказать, что за последние двадцать лет он шагнул далеко вперед? Такие вопросы мы задаем нашим собеседникам в рамках совместного проекта журналов Legal Insight и Legal Success «20 лет российскому юридическому бизнесу: итоги и перспективы».

Представлять героя этого интервью читателям нет необходимости. Юрий Пилипенко - личность, широко известная в юридических кругах. Занимая должность управляющего партнера одной из старейших и крупнейших российских юридических фирм, он активно занимается общественной деятельностью как вице-президент Федеральной адвокатской палаты. С этих позиций он оценивает пройденный путь и перспективы дальнейшего развития рынка юридических услуг в России.

Расскажите, пожалуйста, об истории создания вашей компании, о том, как она возникла в 1992 г., кто вошел в ее команду.

Отправной точкой развития юридического, как и любого другого, бизнеса в России стала перестройка и ее детище – кооперативное движение. Кооперативы росли, как грибы после дождя, и нуждались как в юридической помощи при регистрации, так и в правовом сопровождении бизнеса.

Следующим этапом стало создание совместных предприятий - была такая «смешная» форма предпринимательской деятельности. И этот бизнес зачастую оказывался необычайно доходным - рентабельность иногда достигала 1000%, потому что предприниматели заполняли те ниши, в которых страна, казалось, отстала на десятилетия. Например, в СССР не было компьютеров, и их завозили из-за рубежа именно через совместные предприятия.

Тогда, в конце 1980-х гг., многие адвокаты, а также юристы, занимавшиеся наукой и специализировавшиеся в гражданском праве, особенно во внешнеэкономической деятельности, поняли, что можно начинать и юридический бизнес, поскольку имелись и клиентура, и социальный заказ. Но только после августовского путча 1991 г., когда казалось, что в стране безвозвратно сменился вектор развития, многие, не только мы, решились на серьезные шаги. В апреле 1992 г. было зарегистрировано ООО «Юридическая фирма “ЮСТ”».

У истоков создания наряду с Марком Моисеевичем Богуславским стояли Андрей Лисицын-Светланов, Владимир Плигин, Ольга Воробьева, Андрей Максимович – все из Института государства и права РАН, кандидаты и доктора наук. Я присоединился к этой замечательной компании примерно через полгода. Немаловажную роль сыграло мое участие в процессе по делу ГКЧП, где я защищал председателя КГБ Владимира Александровича Крючкова.

«ЮСТ», генеральным директором которого в то время был А. Лисицын-Светланов, а исполнительным директором В. Плигин, разместился в первом офисном здании Москвы, расположенном в Старопименовском переулке, по соседству с радиостанцией «Свобода» и итальянской нефтяной компанией «ЭНИ». И пусть у «ЮСТа» были только две небольшие комнаты в мансарде и кредит (причем даже не денежный, а товарный - под развитие были взяты мебель и один компьютер «Оливетти», которым пользовались все сотрудники по очереди), зато место было очень престижным. Некоторые нынешние партнеры «ЮСТа» тогда еще были студентами и работали на компьютере по ночам, когда его освобождали старшие коллеги.

Время было непростое, но интересное для активных, целеустремленных людей. Страна бурлила, стало возможным сделать то, о чем вчера еще и не мыслили... Это относилось и к юриспруденции. Правовое регулирование в новых условиях явно отставало от развития рыночных отношений, так что можно было в полной мере проявлять профессиональное творчество.

Какими были первые дела и первые клиенты?

В начале 1990-х гг. самой распространенной формой юридической поддержки бизнеса была регистрация совместных предприятий. Многие хотели их создавать, но не знали, как это делать. Сегодня предприниматели в основном грамотные и не обращаются к юристам в таких случаях, но в то время они нуждались в помощи профессионалов. Юридических фирм было еще совсем мало, и клиентов всем хватало. Сама процедура была довольно простой, на нее уходило до трех дней, и с этой работой у нас справлялись студенты. Профиль нашей компании и до сегодняшнего дня остается таким же, каким сложился тогда: «ЮСТ» занимается оказанием юридических услуг широкого спектра. Серьезные уголовные дела были, скорее, имиджевыми (как, например, уже упомянутая мною защита В.А. Крючкова) и существенных доходов не приносили.

Первый крупный международный коммерческий проект сопровождал В. Плигин. Крупнейшая компания «Камеко» начала золотодобычу в Киргизии, т. е. на территории, которая после распада СССР относилась уже к зарубежной юрисдикции, и создание там совместного предприятия было новым, интересным и сложным делом.

Практика работы с иностранными инвестициями пригодилась довольно скоро: меньше чем через год «ЮСТ» оказался вовлеченным в освоение нефтяных месторождений на сахалинском шельфе. Многое в этой работе было новым: договоры о совместной деятельности, о разделе продукции, концессии и пр. Не менее интересными были и проекты, связанные с возведением и сдачей в эксплуатацию первых бизнес-центров в Москве, где нам также довелось быть зачинателями. Помощь «ЮСТа» была востребована и российским ВПК, поставлявшим свою продукцию за рубеж. Их контрагенты неаккуратно исполняли контракты, и мы представляли интересы российских производителей оружия в международном арбитражном разбирательстве. Мне и сейчас приходится заниматься подобными делами, а потому приобретенный опыт бесценен.

Как регулировалось тогда оказание юридических услуг, как развивалась эта сфера в течение 20 лет?

Сама юридическая практика вслед за экономикой и правовым регулированием предпринимательства очень активно менялась, а регулирование сферы оказания юридических услуг надолго застыло. С начала 1990-х гг. стало возможным выйти на рынок юридических услуг и в качестве коммерческой структуры (ООО, АО), и в качестве индивидуального предпринимателя, а некоторые умудряются работать вообще вне всяких форм - прямо «на колене». В нашей стране по-прежнему можно оказывать юридические услуги, даже не являясь дипломированным юристом! Адвокатура в СССР, конечно, была довольно закрытой корпорацией, и попасть в нее, что называется, с улицы было сложно. Шутили, что без трех ящиков коньяка в адвокаты не попадешь. Неудивительно, что рынок ответил созданием «параллельной адвокатуры». Первую адвокатскую коллегию вне рамок классической адвокатуры создал, кажется, А. Клишин. Представляется, что адвокаты просто растерялись, ведь большинство из них занималось уголовными делами, а в сфере гражданских правоотношений - бытовыми делами физических лиц. Кое-кто начал практиковать в сфере обслуживания бизнеса, но большинство осталось в рамках своей привычной специализации. И классическая адвокатура буквально содрогнулась, когда наряду с ней стали возникать многочисленные «гильдии адвокатов» и подобные им образования. Сформировалась «п араллельная адвокатура».

Что касается фирмы «ЮСТ», то ее учредители вступили в Московскую областную коллегию адвокатов, и на свет появилась Коллегия адвокатов Московской области «Юридическая фирма “ЮСТ”», которая в рамках традиционной российской адвокатуры стала представлять интересы своих клиентов в сфере предпринимательской деятельности, причем как в России, так и за рубежом.

Десять лет назад был принят Закон об адвокатуре, однако до сих пор необязательно быть адвокатом, чтобы оказывать юридические услуги. В то же время я не знаю ни одной крупной юридической фирмы, которая не была бы связана с адвокатурой либо полностью, либо частично. К тому же довольно распространен вариант, когда команда юристов представляет собой адвокатское образование и одновременно общество с ограниченной ответственностью с тем же названием. Был недолгий период, когда для занятия юридической практикой требовалась лицензия. Человеку с высшим юридическим образованием получить ее было довольно просто. Сейчас ситуация опять такова, что любой может пойти в суд и быть представителем по доверенности, даже без юридического или любого другого образования. Конечно, есть самородки среди подобных «партизан», но это, скорее, исключение.

В адвокатуре тоже встречаются специалисты, профессиональный уровень которых оставляет желать лучшего, но адвокатура – сформировавшийся институт, к которому законом установлены определенные требования: обязательное юридическое образование, два года стажа работы, сдача специального экзамена, необходимость повышать квалификацию, наличие кодекса профессиональной этики, дисциплинарная ответственность, наконец! Это отличает адвокатов и предполагает, что качество оказываемых ими услуг должно быть выше, чем качество услуг тех лиц, к которым такие требования не предъявляются. Полагаю, что нужно, наконец, поставить точку в растянувшемся на двадцать лет процессе урегулирования сферы оказания юридических услуг. И будет логично и закономерно, если такой точкой станет слияние всех практикующих юристов в рамках адвокатуры и введение адвокатской монополии как минимум на судебное представительство, а может быть, поэтапно и на консультационную деятельность. Только тогда мы сможем причислить себя к цивилизованному миру.

<…>

Подробнее см. в печатной версии журнала «Legal Success», №1 / 2013


Назад к списку